Новинка

Регулятор роста волос «DNA+Peptide» 50 мл

5 100
+153 бонусных баллов

Описание:

Название отражает два базовых ингредиента: ДНК (DNA) и особый полипептид (peptide).  Препарат соединяет лучшие современные технологии и натуральность: основой является натуральная ДНК лосося и созданный по аналогии с природным веществом пептид-регулятор восстанавливающий и заживляющий ткани. Как натуральная ДНК, так и пептид использованы в максимальной концентрации, 10%, аналогов данному составу нет! 

Важный аспект: активные ингредиенты соединены с инновационной транспортной системой, доставляющей ингредиенты непосредственно в зону роста волоса и способствующей их присутствию там 12 часов. Состав обогащен витаминно-микроэлементным комплексом и натуральными продуктами ферментации молочнокислых бактерий, а также гидролизованным кератином и гликозаминогликанами. Название «Регулятор» отражает действие препарата: способствует как уменьшению избыточного выпадения волос, так и усиливает рост волос, а также восстанавливает и поддерживает защитные свойства кожи головы и фолликулов. 

Для чего? Для многофакторной поддержки ресурсов фолликулов. Эффективен против усиленного выпадения волос, против поредения волос и для стимуляции роста волос. 

Когда? После вводного курса с противовоспалительными и нормализующими состояние кожи средствами (если они нужны). Или сразу при начале терапии. 

Производитель: Time To Grow

Состав:

Deionized water, Sodium DNA, potassium glutathione isomerized linoleate, glyceryl monostearate, Alanine histidine lysine polypeptide copper HCl, Propanediol, isopropyl alcohol, faex extract, glycine soja germ extract, hydrolyzed keratin, potassium sorbate, tocopheryl acetate, glycosaminoglycans, retinyl palmitate, ascorbyl palmitate, niacinamide, panthenol, riboflavin, biotin, inositol, thiamine hcl, pyridoxine hcl, cyanocobalamin, calcium sulfate, magnesium sulfate, copper sulfate, potassium sulfate, zinc sulfate, manganese sulfate, ferric sulfate, phospholipids, sphingolipids, Lactobacillus/ Soymilk ferment filtrate, Lactobacillus/rye flour ferment, Bacillus/soybean ferment extract, Sodium acrylate/sodium acryloyldimethyl Taurate copolymer, dimethicone, trideceth-6, PEG/PPG-18/18 dimethicone, Trehalose, PEG-40 hydrogenated castor oil, Phenoxyethanol, benzyl alcohol, ethylhexylglycerin, Surfactin Na, Sodium gluconate, Dichlorobenzyl alcohol.

ДНК в особой транспортной среде (sodium DNA, potassium glutathione isomerized linoleate)

ДНК (DNA) в среде из соединения линолевой кислоты и глутатиона — это инновационный косметический ингредиент, уникальность этой смеси основана на взаимодополняющем действии.

  1. Молекула линолевой кислоты-глутатиона образуется в результате связывания одной молекулы конъюгированной линолевой кислоты, вещества, имеющего биологическую активность, с трипептидом глутатиона в его восстановленной форме, который также обладает собственной биохимической активностью (рис. 1).
  2. Натриевая ДНК: это название по INCI активного раствора нуклеотидных фрагментов, которые были очищены, деполимеризованы и связаны ионами натрия. Свойства ДНК поддерживать функционирование клеток хорошо изучены и доказаны в многочисленных научных работах, используются как в общей медицине, так и в косметологии и трихологии. Такая помощь нужна клеткам, сталкивающимся с экстремальными метаболическими условиями, испытывающими повышенные нагрузки и стресс. Результатом воздействия ДНК является восстанавливающее действие, связанное с активностью иммунной системы, регуляция синтеза цитокинов и факторов роста, поддержание синтеза белка во всех клетках в условиях стресса или при метаболических изменениях, сохранение активности митохондрий и, соответственно, энергии, производимой в клетках.

S.Belleet al.– Polydeoxyribonucleo de promotes Cyclobutane Pyrimidine Dimer repair in UV-B exposed dermal fibroblast.
E.Raposio et al.2008: in Vitro polydeoxyribonucleo de effects on human pre- adipocytes. Cell Prof 2008,41, 739-754. 
S.Thellung et. Al 1999– Polydeoxyribonucle des enhance the prolifera on of human fibroblast

Рисунок 1. Структурная формула CLA глутатиона. 

Развитие алопеции, поражения кожи головы, обычно известного как облысение, характеризуется каскадом изменений. Наблюдается ослабление деятельности внутрикожной ростковой части волоса(фолликулов), сокращение длительности его фазы активного роста. В дальнейшем может наблюдаться постепенное уменьшение в размерах волосяного фолликула. Затем фолликул перемещается из глубокого слоя кожи в более поверхностные слои, по ходу этих изменений сам фолликул становится все слабее, стержни волос становятся все меньше и тоньше. Последовательно происходит уплотнение и сжатие тканей вокруг луковицы. Известно, что уменьшение размера фолликула часто сопряжено с повышенной чувствительностью к дигидротестостерону, в чем задействован фермент 5-@-редуктаза, и лечебные препараты направлены на подавление активности этого фермента. Но сейчас доказано, что действие данного фермента далеко не единственный механизм. Часто снижение активности фолликула сопровождается воспалительным процессом, возникающим по самым разным причинам (образ жизни, стресс, воздействие окружающей среды и др.) В результате всех этих изменений волосяного фолликула и окружающей ткани происходит выпадение волос, истончение, снижение густоты волос. Препарат на основе «ДНК в среде линолевая к-та+глутатион» продемонстрировал высокую эффективность в предотвращении и сокращении таких изменений, согласно описанному протоколу экспериментов.

Перенос в клетки и механизм действия

В среде «линолевая кислота+глутатион» особый интерес представляет биполярная природа, которая и липофильна (соединяется с жиром/липидами) и гидрофильна (соединяется с водой) что дает специфические характеристики биологической подвижности соединения. Таким образом достигается очень высокая биодоступность (проникновение в кожу и взаимодействие с ее внутренними структурами), которая намного превосходит таковые для линолевой кислоты и глутатиона, если рассматривать их по отдельности. Собственная биохимическая активность глутатиона против свободных радикалов направлена на защиту фолликулов, в то время как линолевая к-та уменьшает проявления воспаления. Поступление линолевой к-ты в клетки активирует цикл арахидоновой кислоты, что приводит к синтезу простагландинов (см рис 2). Это специфические молекулы, которые действуют как регуляторы местного воспалительного процесса. Арахидоновая кислота, предшественником которой является линолевая к-та, требует кислорода и донора электронов для превращения в простагландины, что также предоставляется глутатионом. В этом случае он легко доступен в том же месте действия, что и линолевая к-та, с которой он структурно связан, в то время как самостоятельно не проникает через поверхностный барьер кожи. Высокая активность комплекса основана именно на таком механизме (рис. 2). Недавние экспериментальные данные показывают, что линолевая к-та может вызывать усиление синтеза внутриклеточного глутатиона: оптимальная последовательность взаимоусиления действия. Такая совместная активность делают этот продукт оптимальным для лечения воспалительных, дистрофических заболеваний кожи головы, таких как алопеция.

Рисунок 2: Синтез простагландина E2 из арахидоновой кислоты

Оценка эффективности «ДНК в среде линолевая к-та+глутатион»

Необходимо отметить, что описанный протокол исследования выполнялся для лосьона, содержащего 3% активного комплекса.  В то время как в препарате «Регулятор роста волос DNA-Peptide» содержание комплекса ДНК в среде линолевая к-та+глутатион составляет 10%!! Это максимальная концентрация для данного ингредиента. 

Серия инструментальных и объективных оценок была проведена на 30 добровольцах, страдающих алопецией, с целью экспериментального определения потенциала комплекса «ДНК в среде линолевая к-та+глутатион» против выпадения волос. Использовался лосьон на основе 3% комплекса «ДНК в среде линолевая к-та+глутатион». Также был использован контрольный лосьон(control) с 2% миноксидилом. 

Результаты теста «устойчивость волос к вытягиванию» (pull-тест) после 3 месяцев использования показывают, что препарат увеличивает устойчивость волос к вытягиванию на 40%, в то время как лосьон Control показывает увеличение, равное 17,6% (рис.3). 

Рисунок 3. Pull-тест. Темно-синяя линия- комплекс «ДНК в среде линолевая к-та+глутатион»Голубая линия - контрольный лосьон с миноксидилом 2%

Испытуемые также выразили свое личное мнение об эффективности, переносимости и удобстве лечения, давая, таким образом, сенсорную реакцию относительно воспринимаемых параметров. Статистически значимое повышение субъективной переносимости и воспринимаемой эффективности было обнаружено через 2 и 3 месяца лечения лосьоном «ДНК в среде линолевая к-та+глутатион». Путем субъективной оценки также проверялась переносимость продукта в целом, а также начало и / или интенсивность возможных побочных местных реакций. Во всех случаях препарат очень хорошо переносился. Тестируемые продукты оказались хорошо переносимыми, не имели отрицательных эффектов и не вызывали раздражения кожи головы.

Рисунок 4. Субъективная оценка испытуемыми эффективности препарата. Темно-синяя линия- комплекс «ДНК в среде линолевая к-та+глутатион»Голубая линия - контрольный лосьон с миноксидилом 2%

Стандартный «промывочный тест/wash-test» также показывает, что после ежедневного нанесения на кожу головы в течение 3 месяцев лосьон для волос на основе «ДНК в среде линолевая к-та+глутатион» сокращает выпадение волос. 

Рисунок 5. Результаты «wash-test».Темно-синяя линия- комплекс «ДНК в среде линолевая к-та+глутатион»Голубая линия - контрольный лосьон с миноксидилом 2%

Эффективность транспортной системы «линолевая к-та+глутатион» по целевому проникновению в фолликулы (зоны роста волоса).

Для сравнения с другими современными чрескожным наносистемами доставки (наночастицы, трансферосомы), были проведены эксперименты in vivo. На микрофотографиях серийных сагиттальных срезов кожи (Рис. 6) виден процесс транспорта по прошествии одного часа после аппликации. На них отчетливо виден высокий уровень рассеивания других современных наноносителей по всем слоям кожи по сравнению со средой линолевая к-та+глутатион. Это свидетельство в дальнейшем подтверждено результатами (Рис. 7), на которых и через 24 часа после аппликации видно необычайно высокое рассеивание образцов доставляемого вещества при использовании как наночастиц, так и трансферосом.

Рисунок 6. Микрофотография срезов кожи, 1 ч после воздействия a) трансферосом; b) ТНЧ; c) СД наносителя
Рисунок 7. Конфокальная микрофотография срезов после воздействия транферосом через 24 ч. a) верхняя часть среза кожи; b) нижняя часть среза кожи; c) конфокальная микрофотография среза кожи по прошествии 24 ч., обработанной ТНЧ

 Среда «линолевая к-та+глутатион» продемонстрировала высокую способность к нацеливанию на фолликулы. Наличие интенсивной флуоресценции через 24 ч. в срезах кожи, указывает на массивное присутствие образцов вещества в структурах фолликула (Рис. 8). Более того, необходимо подчеркнуть отсутствие флуоресценции во внутреннем слое кожи и в тканях кровеносных сосудов. Это очень важный фактор, который делает «ДНК в среде линолевая к-та+глутатион» кандидатом на роль идеальной системы доставки при заболеваниях фолликулов, минимизируя потерю доставляемого активного вещества и снижая системные побочные эффекты.

Рисунок 8. Конфокальная микрофотография обработанного среза кожи через 24 ч.

Эксперимент для определения количества вещества, проникающего в волосяные фолликулы. 

Этот эксперимент был проведен для определения количества местно используемого вещества, которое попадает в волосяные фолликулы. Эксперимент показал, что среда «линолевая к-та+глутатион» локализует себя избирательно в фолликулярном комплексе в течение всего времени эксперимента (1, 24 и 48 ч). Кроме того, количество активного вещества, присутствующего в пилосебацейной единице при доставке с среда «линолевая к-та+глутатион», было значительно выше по сравнению с доставкой наночастицами и везикулами. 

Стриппинг-тест (с наполненным действующим веществом)СД: Среда «линолевая к-та+глутатион»НаночастицыВезикулыСвободное в-во
Через 1 час91%42%47%13%
Через 24 часа86%24%31%11%
Через 48 часов74%18%13%1%

 

Рисунок 9. Измерение концентрации действующего вещества на уровне фолликула, выраженное в % от начальной местно применяемой дозы, с использованием различных наноносителей, а также свободно доставляемого лекарственного средства. Повышение эффективности доставки лекарственного средства, измеренное посредством увеличения концентрации лекарственного средства в фолликулярном участке через 1 час после аппликации (в качестве контроля использовали измерение свободно доставляемого лекарственного средства).

ПЕПТИД. Alanine Histidine Lysine peptide – СU ассоциированный.

Создан как аналог природного вещества GHK, обладающего противовоспалительным и восстанавливающим полноценную активность живых тканей действием. В том числе с доказанным восстанавливающим действием на кожную ткань (из которой также происходит волос), нервную и тд. 

Непосредственно Alanine Histidine Lysine peptide – СU согласно научным экспериментальным данным, может стимулировать деление и предотвращать апоптоз (разрушение) клеток волосяного сосочка – специализированных фибробластов, играющих ключевую роль в росте волоса.

Клетки дермальных сосочков (DPC) — это специализированные фибробласты, которые играют важную роль в морфогенезе и росте волосяных фолликулов. В исследовании оценивали эффекты трипептида аланин-гистидин-лизин-Cu2 +, на рост 

человеческих волос ex vivo и культивируемые клетки дермального сосочка. Трипептид аланин-гистидин-лизин-Cu2 +, стимулировал удлинение (признак роста) волосяных фолликулов человека ex vivo и пролиферацию DPC in vitro. 

Pyo H.K., Yoo H.G., Won C.H. The effect of tripeptide-cooper complex on human hair grows Arch Pharm Res, 2007. 

Проведено 12-недельное клиническое исследование, связанное с операцией по трансплантации волос и послеоперационным уходом. Основная цель состояла в том, чтобы сравнить результаты применения марлевых повязок, содержащих аланин-гистидин-лизин-Cu2 + (пептид меди), и повязок с физиологическим раствором (контроль плацебо) у здоровых добровольцев с облысением, перенесших операцию по пересадке волос. Оценивались результаты по снижению послеоперационных проблем (покраснение и отек), а также роста или выпадения пересаженных и окружающих волос. При применении повязок с аланин-гистидин-лизин-Cu2 +, происходило заметное уменьшение выраженности покраснения и отеков. Кроме того, выявлено улучшение   приживаемости и роста пересаженных волос. Результаты: у 75% пациентов были получены лучшие результаты на стороне кожи головы, получавшей лечение влажными повязками с аланин-гистидин-лизин-Cu2 + по сравнению с лечением солевым раствором плацебо.

Perez-Meza D. Leavitt M. Trachy R. Clinical evaluation of GraftCyte moist dressing on hair graft viability and quality of healing. Inter J Cos Surg 1988 

Что послужило причиной разработки и синтеза описываемого трипептида? 

Alanine Histidine Lysine peptide – СU ассоциированный является синтезированным аналогом природного вещества GHK, по которому накоплена огромная научная экспериментальная база, известно его многоплановое восстанавливающее действие на живые ткани. 

Информация с ресурса http://lifebio.wiki:

Пептиды меди представляют собой природные небольшие фрагменты протеинов, которые имеют высокую способность связывания с ионами меди. В плазме крови человека уровень GHK-Cu составляет примерно 200 µг/мл у человека в возрасте 20 лет. К 60 годам уровень падает до 80 µг/мл. У человека трипептид GHK-Cu может способствовать заживлению ран, привлечению иммунных клеток, обладает антиоксидантным и противовоспалительным действием, стимулирует синтез коллагена и гликозаминогликана в фибробластах кожи и способствуют росту кровеносных сосудов. Последние исследования выявили его способность регулировать экспрессию большого количества человеческих генов, в целом меняя статус экспрессии генов на более полезный для здоровья. Синтетический GHK-Cu используется в качестве восстанавливающего и антивозрастного ингредиента. История: Лорен Пикарт изолировал пептид меди GHK-Cu из альбумина плазмы крови человека в 1973 году. Пикарт отметил, что ткани печени, полученные у пациентов от 60 до 80 лет, содержат повышенное количество фибриногена. Однако, когда клетки печени пожилых пациентов были инкубированы с кровью группы более молодых пациентов, клетки пожилых пациентов начали функционировать практически одинаково с тканью печени молодых пациентов. Получается, что данный эффект был вызван присутствием небольшого пептида, который вел себя аналогично синтетическому пептиду (GHK). Дальнейшие исследования установили, что пептид GHK имеет высокую способность связывания меди и существует в двух формах – GHK и GHK-Cu. Биохимические исследования: В конце 1980-х гг. пептид GHK-Cu стал привлекать внимание в качестве перспективного средства для заживления ран. Пионерами в данной области были Дж. П. Борель и Ф. Макарт из Университета Реймс Шампань Арден (Франция). В оптимальных пикомолярных и наномолярных концентрациях GHK-Cu стимулировал синтез коллагена в фибробластах кожи, увеличивал скопление общего белка, гликозаминогликанов (на двухфазной кривой) и ДНК в области повреждений кожи у крыс. Ученые также обнаружили, что последовательность GHK представлена в коллагене, и предположили, что пептид GHK высвобождается после повреждения ткани. Они также предложили класс молекул, отвечающих на критические состояния, которое высвобождаются из внеклеточного матрикса в месте травмы. GHK-Cu также увеличивал синтез декорина – небольшого протеогликана, вовлеченного в регуляцию синтеза коллагена, заживления ран и защиту от опухолей. Той же группой исследователей было установлено, что GHK-Cu стимулирует и синтез металлопротеиназ, энзимов, которые расщепляют протеины дермы, и их ингибиторов (антипротеаз). Заживление ран у животных: В серии экспериментов на животных была установлена высокая активность пептида меди GHK-Cu в заживлении ран. При ранах кожи у кроликов GHK-Cu ускоряла заживление раны, вызывая лучшее склеивание краев раны, более быстрое развитие зернистой ткани и улучшение ангиогенеза. Он также увеличивал уровень антиоксидантных энзимов. Было обнаружено, что GHK-Cu вызывает системное улучшение заживления ран у крыс, мышей и свиней; при введении пептида GHK-Cu в определенные ткани (например, мышц голени) улучшалось заживление в отдаленных участках тела (например, в тканях ушей). Такое лечение сильно улучшало параметры заживления, такие как выработка коллагена, ангиогенез и закрытие раны, как в полости раны, так и на всю толщину тканей раны. Биотинилированный GHK-Cu встраивался в коллагеновую мембрану, которая использовалась как «раневая повязка». GHK-Cu усиливал склеивание краев раны, опосредованное веществом, и пролиферацию клеток, а также увеличивал экспрессию антиоксидантных энзимов. Аналогичный материал был испытан для заживления ран у крыс с диабетом. Лечение GHK-Cu привело к более быстрому закрытию раны и эпителизации, повышению уровня глутатиона и аскорбиновой кислоты, увеличению синтеза коллагена, активации фибробластов и мастоцитов. Ишемические открытые раны у крыс, обработанные GHK-Cu, заживали быстрее, снижалась концентрация металлопротеиназ 2 и 9, а также TNF-бета (основного воспалительного цитокина) по сравнению со средой или не леченными ранами. Исследования с участием человека: Применение 2% геля GHK показало потенциальные результаты в лечении 120 пациентов с диабетом, увеличивая процентное соотношение закрытия язвы с 60,8 до 98,5% и снижая процент инфицирования с 34 до 7%. Скорость заживления была в три раза быстрее при применении GHK. 

Текущие исследования 

Противовоспалительное действие: 

Пептид GHK обладает противовоспалительными свойствами, даже хотя точный механизм остается неизвестным, в последнем исследовании GHK и его комплексы меди снижали уровень секреции интерлейкина-6, зависящей от уровня TNF-альфа, в нормальных фибробластах кожи человека. Благодаря противовоспалительным свойствам пептиды меди могут заменять кортикостероиды или нестероидные противовоспалительные лекарственные препараты при лечении воспалений кожи. Они также могут снижать эритему, вызванную УФ-облучением. 

Репарация ДНК: 

Лечение рака облучением снижает репликацию клеток из-за повреждения нитей ДНК. В недавнем исследовании было показано, что GHK-Cu способен восстанавливать функцию облученных фибробластов до уровня интактных клеток. Исследователи использовали культуры фибробластов человека, полученные из кожи шеи, которые были либо интактными, либо после воздействия лучевой терапии (5000 рад.). При очень низкой (1 наномоль) концентрации GHK-Cu стимулирует рост облученных фибробластов и увеличивает выработку ими основного фактора роста фибробластов и фактора роста VGF до уровня, при котором он даже превышает рост облученных и интактных контрольных клеток вместе). Регенерация нервной ткани В 2005 году Ахмед и др. продемонстрировали, что GHK стимулирует регенерацию нервной ткани. Регенерация аксонов была исследована с помощью коллагеновых трубочек с встроенными пептидами. GHK увеличивал миграцию гематогенных клеток в коллагеновую трубочку, выработку факторов роста нейронов, экспрессию интегрина и скорость регенерации миелиновых нервных волокон. Кроме того, GHK также увеличивал количество аксонов и пролиферацию шванновских клеток по сравнению с контрольной группой. 

Влияние на стволовые клетки:

В 2009 году группа исследователей из Сеульского Национального Университета (Республика Корея) продемонстрировала, что пептид меди GHK-Cu стимулировал пролиферацию кератиноцитов и усиливал экспрессию интегринов и протеина p63 в эпидермальных стволовых клетках. Поскольку p63 считается важным маркером стволовых клеток и протеина против старения, авторы заключили, что GHK-Cu способен восстанавливать эпидермальные стволовые клетки и увеличивать их способность восстанавливать ткани. В 2012 году та же группа отметила, что аналогичная активность наблюдалась для комплекса GHK без меди.

Комплекс из 8 витаминов группы В, витаминов А, С, Е, микроэлементов, фитоэстрогенов, сахаридов и пептидов обеспечивает питание, защиту от повреждающих факторов окружающей среды, направлен на поддержку функций фолликулов в затрудненных условиях существования (стресс, заболевания и тд)

Фосфо- и сфинголипиды, являющиеся аналогами компонентов   липидного матрикса эпидермиса, поддерживают его структурную целостность, защитное и регуляторное функционирование. 

Трегалоза  (имеет   категорию  Cosmos)   поддерживает функционирование  натурального увлажняющего  фактора(NMF) эпидермиса кожи. Это комплекс веществ, включающая аминокислоты, сахара, соли пирролидонкарбоновой кислоты, мочевину.  С возрастом и при негативных воздействиях NMF постепенно истощает свой ресурс. Результат —сухая, чувствительная, шелушащаяся кожа. Попадая на верхний слой эпидермиса, трегалоза притягивает к его клеткам молекулы воды, поддерживая естественное увлажнение на нужном уровне. Помимо этого, трегалоза защищает важные клеточные компоненты, обладая защитным покрывающим действием. 

Способ применения:

Нанести из пипетки маленькими каплями на чистую сухую кожу головы по проборам, распределить с легким массажем. Важно наносить именно на кожу, чтобы не шли потери препарата на волосы. 

Для лобно-теменной зоны понадобится 2,0–2,5 мл. Для всей поверхности волосистой части головы – 3,0–4,0 мл. Может быть использован только на очаги максимального поредения волос (височные залысины и пр), в этом случае расход соответствует области, она должна быть равномерно слегка увлажнена препаратом.

Применять ежедневно 1 раз в день, курс не менее 2-х месяцев. Специалист может рекомендовать иной режим применения, в том числе при сочетании с другими средствами Time To Grow. Например, чередовать через день с Активным лосьоном или лосьоном SOS для волос. Препарат подходит для постоянного применения. Также может быть использован курсом 2-6 месяцев, с дальнейшим переходом на другие препараты линии Time To Grow. Эффективен для борьбы против усиленного выпадения волос, против поредения волос и для стимуляции роста волос. 

Поделиться
Подпишитесь на рассылку и узнавайте о наших акциях и мероприятиях первыми!
Введите ваш e-mail

Отправляя форму, Вы принимаете условия пользовательского соглашения и согласны с политикой конфиденциальности сайта